<< Главная страница

Перец Маркиш. Баллада о двадцати восьми



Перевод с еврейского (идиша) Д. Бродского (1--4) и Р. Морана (5--7)

1

Над сумрачным Волоколамским шоссе
Раскинулся дуб в богатырской красе,
К нему прилетает с безвестных полян
Блуждающий ветер. Он ищет курган,
Он ищет клочок опаленной земли,
Где бились гвардейцы и где полегли.

Кто место укажет? Кто тут на часах?
Кто скажет, где славой увенчанный прах?
Безмолвье заглохших боев на бугре...
В шинели тугой, как в дубовой коре,
Уставясь на запад, где огненный вал,
Из гроба на вахту встает генерал.

О, ветер залетный, скиталец полей,
Здесь родины слава - склонись перед ней.
Лежат здесь герои в обнимку с землей,
Но это все прежний рубеж боевой.
Величьем приказа в просторах горя,
Гвардейцам побудку играет заря.

Здесь все на местах, продолжается бой.
Зарю не затмить пелене дымовой,
Над строем гвардейцев не властна гроза,
Гранитную мощь не проточит слеза, --
Бессмертье, рождаясь в громах грозовых,
Как стяг, осеняет друзей боевых.

Доспехи из меди с дубрав сорвала
Осенняя стынь, их раздев догола,
Чтоб на золотых коромыслах своих
Снегов натаскали для вьюг молодых
И, словно орел над изломами скал,
Бессонный, на запад глядит генерал.

Он видит: в свинцовом морозном дыму
Склонясь треуголкой к коню своему,
Плывет император под вьюгою злой,
Навеки прощаясь с российской землей,
И волоколамским снежком голубым
Поземка следы заметает за ним.

Свивается клубами пушечный дым,
Бегут батальоны под небом седым,
Копыта вминают их в мерзлый песок,
Но топит виденье железный поток
Немецких дивизий... Они наяву --
Трехглавой змеею текут на Москву.

Лежит в изобилье осеннем страна,
Земля свои злаки несет ей сполна:
Деревья несут ей роскошный свой плод,
Оружье для воинов город кует,
И каждая область, любое село
В ней мощных и доблестных множит число.

Они охраняют преддверье Москвы,
Долины, и рощи, и шелест травы.
Вот молния блещет, и рушится гром,
И свищут ветра ошалелым свинцом,
Надвинулись танки на гребень крутой
Упрямой, тяжелой железной грядой.

Орел размышляет ли долго, когда
Приметит змею у родного гнезда?
Сын станет ли мешкать, когда его мать
Голодные волки придут растерзать?
Гвардейцам ли думать о смерти в бою --
Им родина душу вручила свою.

2

Разорванной лошади вздувшийся круп,
Со скрежетом танк наезжает на труп,
Стволы его пушек клыками торчат,
И буквы "Нах Москау" на брюхе рычат.
Он лапами роет рудую листву,
Вынюхивая магистраль на Москву.

Он рушит деревья и землю грызет,
За ним и другой проползает вперед.
Вон целый табун там попер наугад, --
Как дымные факелы, избы горят,
И танки ревут, натыкаясь на рвы:
- Москва! Где Москва? Далеко ль до Москвы?

Кленовые листья, как смерч золотой,
Кружат по равнине, огнем залитой,
Нагие березы срываются с мест
И мечутся, как привиденья, окрест,
И ветер гудит средь бугров и яруг, --
Не пахнет ли здесь чертовщиной вокруг?

То роща катится в овраг кувырком,
То вдруг погрозится бугор кулаком,
То речка студеною саблей блеснет,
Дорогу, как молния, перечеркнет.
Равнина то вкривь повернется, то вкось,
А может, им сбиться с пути довелось?

"Двухверстку! Скорее! Дорога верна --
Она пролегла до Москвы, как струна".
Сквозь дымы пожаров, сквозь стоны и плач,
И в собственном танке проносится вскачь
Приказ, заключенный в сургучный пакет,
За ним бутафория едет вослед.

Мундиры, шинели по рангам лежат.
"Когда ж долгожданный московский парад?"
"Когда на бортах заблистают кресты?"
И череп, к биноклю прильнув, с высоты
Округу в глазницы вбирает до дна,
Но нет, ниоткуда Москва не видна.

Лишь ветер да вьюга до края земли...
Урочные сроки пришли и прошли...
От злобы уж лопается барабан.
Соскучившись, тянутся в тусклый туман
Тромбоны, висящие вниз головой,
Но ветер вбивает им кляп снеговой.

"Где хриплые марши разбойничьих орд,
Ворвавшихся с воем на площадь Конкорд?
Что медлят секиры в руках палачей,
Казнивших в застенках варшавских ночей?
Где пламя, бурлившее по площадям,
Сжиравшее храмы твои, Роттердам?"

"Ты, череп, видать, заплутал средь дорог,
Могилу ты ищешь? К ней путь недалек!
Тебе ее рыли гвардейским мечом
На Волоколамском шоссе ледяном, --
Увенчаны блеском полуночных звезд,
Кремлевские башни вступают на пост".

3

Гвардейцы, воители русской земли,
Дозором в траншее глухой залегли.
Их шлемы подобны стальным куполам,
Шинели - туман по осенним полям,
Их лица обветрены гневом. В те дни
Неделями не отдыхали они.

В баклагах - водица, буханка в мешке --
Едят, полулежа на волглом песке,
Вот с воблы сдирают шершавую медь,
Вкусна, хоть совсем незатейлива снедь.
Недавно они разгромили отряд,
Сердца еще пламенем боя горят.

По вкусу краюха ржаная, когда
Прервалась на миг боевая страда,
Врагов было больше в семь раз.
Но мудрей В семь раз был удар их суровых мечей.
А сердце не знало в железной груди,
Что самое грозное ждет впереди.

И вспомнил один Казахстана простор,
Там солнце еще горячо до сих пор.
Другой по Кавказу украдкой вздохнул:
"Заждался ты гостя, родимый аул!"
Но сыщется разве роднее очаг,
Чем этот окоп средь лесов и бочаг?

Украинец, русский, казах и узбек,--
Но спаяна боем судьба их навек.
За кровь белоруса отплатит грузин,
За кровь украинца - Киргизии сын.
И в братстве суровом они, как в броне,
Судьба их спаялась в смертельном огне.

Снег тычется слепо в туманную ширь,
И ветер ведет его, как поводырь.
Березы ли плачут, тоски не тая?
Иль птицы умчались в чужие края?
Нет, мечутся рощи и реки, спеша
Проститься с гвардейцами у рубежа.

Осеннего ветра немолкнущий звон.
Не будет родимый простор осквернен
Кругом все торжественно, просто, легко,
Хоть песней лети в эту ночь далеко.
Снега вопрошают: Россия, ответь,
Почему так легко за тебя умереть?

Дозорный в траншею вернулся. - Друзья --
Сказал он спокойно, - подсчитывал я:
Штук двадцать их перевалило кювет.
На каждого танк... Да и этого нет,
Ведь нас двадцать восемь! Ни шагу назад!
И бой принимает гвардейский отряд.

4

Над древним Кремлем небеса, как шелом.
Столица в морозном тумане седом,
По ней из конца протянулись в конец
Сплетенья ершей; как терновый венец,
Вонзается копьями башенный строй
В рассвет, разлитой над Москвою-рекой.

Москва на походе. На марше Москва.
Звездой осияна ее голова,
Как шлем запыленный гвардейца-бойца,
Простерлись окопы в четыре конца.
Но мечется даль в огневом колесе:
"Угроза над Волоколамским шоссе".

Там танки ползут, за отрядом отряд,
То охнет земля, то леса завопят.
Качаются черно-стальные горбы,
И танки, шалея, встают на дыбы,
Грозятся бока их крестовым тавром,
И смерть, как погонщик, за вражьим гуртом.

"Москва! Где Москва? Где кварталы Тверской?"
Но залп ударяет - один и другой.
"Где Кремль? Где тут площади Красной гранит?"
Стальная броня, расседаясь, трещит,
И башня зияет разрубленным лбом,--
К соломе гвардейцы припали ничком.

В ней свежесть степная младенческих дней,
Но каплями кровь пробивается к ней.
И боль сквозь шинель ударяет волной,
То холод обнимет, то взвихрится зной,--
К земле припадает гвардеец, томясь,
И боль утихает, смиряясь тотчас.

По капелькам кровь свою в сердце страны
Вливают ее исполины сыны.
Губами к земле припадает один:
"Россия... Она велика, погляди,
Да, некуда нам отступить и уйти,
Во мгле и метелях - Москва позади".

Она, как в дозоре, лежит без огней,
Но дали ночные открыты пред ней.
В столице не спят. Над столицею гул...
Быть может, стервятник в тумане мелькнул,
Быть может, ее осыпает свинцом,
Быть может, ее поливает огнем...

И каждый разбитый кирпич в этот миг
В гвардейское сердце сквозь грохот проник,--
Они кирпичи обжигали, они
Дворцы воздвигали в счастливые дни,
И мрамор метро шлифовали они,
И в звездах Кремля зажигали огни.

В сердцах у гвардейцев родная Москва,
Она тут, в зигзагах окопного рва,
С ней не расстаются роса и трава,
И каждая песня Москвою жива.
В ней птиц перезвоны, в ней ветер полей,
И смерть, как над миром, не властна над ней.

И ветер к траншее гвардейцев прильнул:
"О ветер, пробейся сквозь пламя и гул.
Посланцем ступай и Кремлю доложи:
Мы телом своим отстоим рубежи
В неравном бою, в огневом колесе --
На вздыбленном Волоколамском шоссе".

5

Россия, созревшая в гневе боев,
От края до края раздался твой зов,
Дружины ветров на врага обрати,
Встречай его бурей на каждом пути.
В отвагу и мощь, как в доспех броневой,
Сынов облачи для страды боевой.

Буди в поднебесье вершины хребтов,
Огнем заколдуй беспределье снегов,
Прикличь сребробронные стужи зимы,
Кровавое выжги отродье чумы.
Винтовки - на взводе, надежна рука,
И - свист молодецкий летит с большака.

Гвардейцы! Гранатами крой по врагу.
Удар громовой. Ослепительный гул.
И - дыбом просторы, и даль - ходуном,
И танк - исступленным захлестнут огнем.
В смятенье ноздрями поводит другой,
С распоротой и обожженной броней.

И словно над бездной, в испуге, слепой,
Сожженные лапы подняв пред собой,
Со скрежетом третий, минуя откос,
Бокастое тулово тяжко занес.
С налета в затылок четвертому лбом
И замер, застыл в онеменье тупом.

Снега голубые в кровавой росе
На вздыбленном Волоколамском шоссе,
Над люком стрелок запрокинулся, нем,
Слетает подшибленным вороном шлем,
Рука протянулась в простор пустырей:
В Москву! На парад! Ну ступай, поскорей!

О русских санях бредил ты наяву.
И по первопутку собрался в Москву.
Чего ты закутался в бабий платок?
Что ежишься ты? Иль на стуже продрог?
Раздумье взяло? Не по вкусу свинец?
Иль русской зимой зачарован, мертвец?

Крылатая ненависть, пламенный гнев:
"Без спросу пришел ты сюда, обнаглев".
Израненных танков неистовый гуд...
Они потрохами стальными блюют...
Вот втянут четвертый в огня коловерть,
Вот пятого к счету прибавила смерть.

"Попотчевать пойлом собачьих сынов!" --
Чеканит приказ, непреклонно суров.
Бутылку с горючим - по танкам взахлест,
Метнулись они, как жар-птицы из гнезд.
И, стиснут объятием огненных крыл,
Десяток чудовищ в тоске завопил.

Обвитые дымной волной огневой,
Они громоздятся под грохот и вой,
Как буйволы черные в лаве огня,
Сплетаются, корчась, надрывно стеня,
И прочно к себе их большак пригвоздил:
Колдобины - спереди, ров - позади.

Свинцовый летит над гвардейцами град.
Их руки от ран и натуги горят,
Шинели напитаны кровью густой,
Лежат уже трое, обнявшись с землей, --
Но в сердце по-прежнему бодрость крепка:
Оружие верно, надежна рука.

6

Москва - в изголовье, Москва - под ружьем,
И край, что не дремлет ни ночью, ни днем,
Что рядом, в траншее, под градом свинца,
Отвагу и силу вселяет в сердца...
Багрово от крови снегов полотно,--
Еще два гвардейца насмерть сражено.

В равнине, где бурных ветров перебег,
С оружьем в руках повалились на снег,
Легли, прислонясь голова к голове,
Телами заставив дорогу к Москве.
И грозен гвардейцев редеющий строй
Под градом свинцовым, под хлесткой

Не дрогнуть, не сдать в исступленном бою.
Уже восемнадцать осталось в строю.
У каждого кровью набухла шинель,
Не слышат, как шалая свищет шрапнель;
Пред ними четырнадцать мертвых громад --
Четырнадцать танков в обломках лежат.

На смену подбитым лавиной идут
Четыре десятка под скрежет и гуд,
Гранаты уже на исходе - и вот
Товарищ товарищу передает:
"Гвардейцы! Ударил решительный час:
Три танка принять должен каждый из нас!"

Траншею покинув, навстречу врагу
Выходят они, залегают в снегу.
Гранаты на взводе! Не станет гранат --
Телами дорогу они заградят.
"За родину! Нам умирать череда, --
Давайте простимся, друзья, навсегда".

На миг боевая притихла гроза...
К далекой Москве устремились глаза,
Крутой молодой оглядели снежок, --
И губы коснулись обветренных щек.
Прощанье героев услышала высь,
И в крепком пожатье ладони слились.

На каждого жребий отечества лег;
"Ты будешь нетронут, родимый порог".
И двинулись цепью они напрямик, --
Вплотную последний приблизился миг:
"Россия, запомни гвардейцев семью,
Вот их уже восемь осталось в строю".

Пред яростным пламенем, бьющим взахлест,
Гвардейцы во весь поднимаются рост,
Фалангою сказочных богатырей
Идут по сугробам среди пустырей,
Шинели - крылами в ветрах огневых,
Теперь раскрошатся и горы о них.

Пылают их каски. В снегу сапоги.
И непобедимо тверды их шаги,--
И смерти да будет известно о том,
Что сердцу отчизны здесь каждый - щитом,
Что не опрокинуть лавине стальной
Веками сращенных с землею родной.

7

На травах каких, на былинке какой
Роса не сверкнет потаенной слезой?
Булыжник каких безыменных краев
Не дрогнет, откликнувшись эхом боев?
Леса не взметнутся ль, трубя в небосвод,--
По дюжине танков на каждого прет.

Но помнит гвардеец присягу свою,
Он, с дюжиной целой сцепляясь в бою,
Последним усильем железо грызет.
"Кто мощь твою мерой измерил, народ?"
"Кто благословение взвесил твое?"
"Гвардейцы! К Москве не прорвется зверье!"

Рукою израненной, тверд и упрям,
Там путь заслоняет гвардеец врагам,
Родимую землю, одетую в дым,
Уже преграждает он телом своим.
Но только лишь трое осталось из всех,
Идут с ними ветер, и время, и снег.

Грядущее с ними в огне кольцевом,
На Волоколамском шоссе грозовом.
И нимбом бессмертья над их головой
Последний, гремя, разгорается бой,
Взывает к ним кровью залитый простор,--
Вот рухнули двое, сраженных в упор.

На снег молодой, обессилев, легли,
И скорбь припадает к морщинам земли:
"Пускай все живое напомнит о нас,
Цветенье пусть будет сказаньем о нас".
Остался один на меже огневой,
С врагами один принимает он бой.

Один - устремленный к ораве стальной
Сквозь пламя и дым над дорогой родной,
Один - против тьмы без мерил и числа.
Как мать, причитая, его обняла
Бескрайная ночь - меж равнин и высот,--
Но неотвратимо на смерть он идет.

Мигает звезда, как маяк, впереди.
Шагает он, руки скрестив на груди,
Шагает - могучий, сквозь снег и сквозь лед.
Вонзается пуля в него, - он идет,
Вторая впивается, третьей - полет.
Но он на врага неуклонно идет.

Земля здесь его. И дорога и наст,
Он их никогда никому не отдаст.
И кажется здесь он шагает давно
Сквозь зарево зорь, что от крови красно,
Здесь маршем идет сквозь мороз и метель
Он с года Двенадцатого - и досель...

Идет он - один против бури стальной,
И, словно с поклоном отчизне родной,
На землю он падает, стон затая,
И вот они - все боевые друзья...
Сигнал: "В наступленье",- рокочет трубой:
"На запад, вперед!" - продолжается бой.

О родина-мать! Ты для яростных сеч
Вручила гвардейцам прославленный меч,
И дети твои, уходившие в бои,
Прощались, но не разлучились с тобой.
В обнимку с землей полегли они все
На сумрачном Волоколамском шоссе.

1942
Перец Маркиш. Баллада о двадцати восьми


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация